Animalsworld – удивительный мир животных

СТРАНСТВИЯ | ЭКОСИСТЕМЫ | ДИКАЯ ЖИЗНЬ | ДИКОЕ МЕНЮ | БРЕМ : ЗВЕРИ | ПТИЦЫ | РЫБЫ | РЕПТИЛИИ | ЗЕМНОВОДНЫЕ

Семейство дюгоневые ¦стр. 2 - Animalsworld.info
Реклама
Интернет-магазин туристической литературы

Гид гурмана - путешествия по национальным кухням мира
 

ЖИЗНЬ ЖИВОТНЫХ → ЗВЕРИ


Семейство дюгоневые ¦стр. 2

Очень может быть, что сильные бури, свирепствующие в известное время в Индийском океане, имеют влияние на перекочевки дюгоня: сильное волнение заставляет его искать тихих заливов и проливов, где он может спокойно лежать. Влияние бурь на странствования этих животных доказывается тем, что они иногда встречаются в таких местах, где в тихую погоду их никогда не видно. В южных частях Красного моря на берегах Нубии и Абиссинии их можно встретить во всякие времена года, а далее на север они заходят только в зимние месяцы.

Душевные способности дюгоня вполне соответствуют неподвижности и неуклюжести его тела. Внешние чувства у него развиты слабо, и один только Клюнцингер приписывает дюгоню некоторую понятливость. Голос его состоит из пыхтения или глухого стона, который у молодых животных более резок. Только во время спаривания у этих тупоумных животных заметно некоторое возбуждение; говорят даже, что самцы сильно дерутся из-за самок и так при этом забываются, что ничего кругом не замечают, почему охотники считают это время самым лучшим для ловли.

Рассказывают, что оба пола защищают друг друга во время опасности. Несколько раз наблюдали, что самец заботливо плыл за раненой самкой и старался защитить ее от преследователей ударами своего сильного хвоста. Если убить одно из спаренных животных в отсутствие другого, то оставшееся в живых долго плавает на привычных местах, осматривает в окрестностях все излюбленные пастбища и удаляется только тогда, когда заметит, что все поиски напрасны.

Клюнцингер о размножении этих животных узнал от рыбаков следующее: спаривание и рождение детенышей бывает зимой, из чего видно, что беременность продолжается около года.

Детеныш при рождении имеет около метра длины и сосет по крайней мере в течение года, причем мать его прижимает ластом к груди. Позднее он залезает иногда на спину матери, чтобы отдохнуть на спокойном месте. Мать выказывает нежнейшую любовь к своему детенышу, никогда не оставляет его и подвергается из-за него смертельной опасности. По прошествии года детеныш отлучается от молока и начинает самостоятельную жизнь. Клюнцингер, впрочем, не ручается за достоверность всех этих сведений.

Во время спаривания и рождения детенышей за дюгонем усердно охотятся, так как прибыль от него довольно значительна. Натуралистам, однако, нелегко добыть этих животных, так как только немногие рыбаки имеют достаточно опытности и ловкости, чтобы совладать с этим крупным и сильным животным; большинство из них вовсе не занимаются этой охотой. Днем можно видеть спокойно пасущегося дюгоня только случайно; ночью же его легче заметить по волнению почти всегда светящегося моря. В том месте, где поднимается дюгонь, замечают большей частью три фонтана светящихся брызги, которые, вероятно, соответствуют поднятию головы, середины спины и плеса этого животного. Опытные рыбаки по этим брызгам отыскивают дюгоня.

«Когда я путешествовал по Красному морю, – пишет Клюнцингер, – многие меня просили прислать в Европу дюгоней, но никто из туземцев не мог мне ничего сообщить об этих животных. Когда я наконец им показал плохое изображение его, то они узнали в нем дюгоня, но утверждали, что он встречается весьма редко. Так как требования из Европы о доставке этих животных делались все более и более настоятельными, то я стал задавать больше вопросов туземцам и назначил довольно высокую цену за поимку дюгоня.

Только по прошествии нескольких месяцев, зимой, приплыла барка, на которой находился дюгонь в 3 м длины. Он был уже мертвый, но довольно свежий, с целой кожей и волосами. Через несколько дней привезли другого дюгоня, затем третьего, четвертого и еще других; некоторых из них привозили на барках, других сухим путем на верблюдах, иногда все животное, иногда только шкуру, снятую бедуинами, и однажды у меня на дворе были распялены целые четыре кожи этих животных. Богатство добычи объяснялось тем, что бедуины, вследствие высокой цены, бросили все свои другие занятия и исключительно занялись охотой на дюгоня.

Животных этих ловят толстыми сетями, когда они ночью приходят пастись в бухты и проливы коралловых рифов. Бедуины подкарауливают их в этих местах и бросают тогда на них сети. При этом следует соблюдать большую осторожность, так как дюгони очень пугливы и хитры, и поэтому только немногие рыбаки умеют с ними справиться. Когда зверь чувствует себя пойманным, то страшно бьется, причем более и более запутывается в сеть; его тащат на сушу и тем убивают или долго держат под водой, пока он не захлебнется».

В южной части Красного моря дюгоня убивают, как и в Малайском архипелаге, гарпунами. Охотой этой занимаются успешнее всего ночью, так как во время тишины легче услышать на большом расстоянии пыхтение животного*.

* А также и потому, что дюгони активны в основном по ночам.

По словам Рэффлса, охотники стараются прежде всего попасть в плес, так как, ранив этот орган, отнимают у животного всю его силу.

Малайцы и абиссинцы едят мясо дюгоня; но, впрочем, не считают его лакомством и говорят, что его следует сначала несколько дней вялить на солнце, сильно посолить, а затем долго варить. Только при таком приготовлении оно делается съедобным, иначе оно нездорово и даже может быть причиной многих болезней. Мясо молодых животных ценится гораздо выше, так как оно очень нежно и не так жирно. Европейцам мясо это почти всегда противно из-за его сладковатого вкуса, да и арабы едят его не везде, хотя по другим причинам, а именно они справедливо сомневаются, принадлежит ли действительно это животное к рыбам и не поганое ли оно. Свободные от предрассудков люди ценят жир этого животного гораздо выше, чем мясо, а вполне взрослое животное может доставить до 30 кг этого жира.

Толстая кожа дюгоня, которой, как утверждают некоторые ученые, была обита скиния Завета у евреев, по словам Рюппеля, не дубится, а ее на абиссинском побережье просто сушат на воздухе, а затем вырезают из нее сандалии. Но так как кожа эта сохраняет внутри себя сырость, то сандалии из нее годятся только при сухой погоде; если они попадут в воду, то кожа разбухает и размягчается. В прежние времена выше мяса и кожи ценились зубы дюгоня, и из них делали четки, которым приписывали чудесные свойства.

стр. 2


 

ГЛАВНАЯ | Карта сайта |

Рейтинг@Mail.ru

© 2010-2018 Animalsworld.info - «Мир животных»
Редакция сайта: info@animalsworld.info