Animalsworld – удивительный мир животных

СТРАНСТВИЯ | ЭКОСИСТЕМЫ | ДИКАЯ ЖИЗНЬ | ДИКОЕ МЕНЮ | БРЕМ : ЗВЕРИ | ПТИЦЫ | РЫБЫ | РЕПТИЛИИ | ЗЕМНОВОДНЫЕ

Семейство лошадиные ¦стр. 19 - Animalsworld.info
Реклама
Интернет-магазин туристической литературы

Гид гурмана - путешествия по национальным кухням мира
 

ЖИЗНЬ ЖИВОТНЫХ → ЗВЕРИ


Семейство лошадиные ¦стр. 19

В южных и юго-восточных частях области распространения куланов врагом их может являться тигр; но так как степи лишь местами доставляют удобное для него местопребывание, а этих мест куланы избегают, то, вероятно, и он не причиняет им значительного вреда.

Более опасным врагом оказывается человек. Кочующие степные пастухи страстно любят охоту за куланами, тем более что она требует от охотника большой ловкости. Редко удается, даже на волнистой местности, подкрасться на расстояние ружейного выстрела. Только пуля, попавшая в грудь, сваливает это сильное, выносливое животное; раненное в живот или с раздробленной ногой, оно убегает почти с такой же быстротой, как и здоровое; скрывшись, наконец, из глаз стрелка, оно прячется в какой-нибудь яме, умирает здесь и становится тогда добычей волков, а не охотника. Поэтому киргизы и монголы предпочитают подстерегать дикую лошадь на водопое или ставить на нее петли в то время, когда самый опасный ее враг, зима, приходит на помощь человеку.

В восточной Сибири, по словам Радде, охота производится иным образом: «Охотник, намеревающийся подстеречь пугливого джигетая, выезжает рано утром на светло-рыжей лошади и направляется в горы. Тихо едет он по пустыне через горы и долины и высматривает дичь. Увидев ее издали, он старается незаметно приблизиться к ней, и тогда-то начинается настоящая охота. Своей быстроногой маленькой лошадке охотник подвязывает хвост, чтобы он не мог свободно развеваться по ветру, после ведет ее на какое-нибудь высокое место, а сам ложится на землю шагах в ста от того места, где спокойно пасется его лошадь; положенное на короткую рогатку ружье его приготовлено к выстрелу.

Джигетай замечает лошадь и, приняв ее за кобылу своей породы, направляется к ней стремительным галопом. Но, подбежав на короткое расстояние, озадаченный, он останавливается и так стоит несколько мгновений. Это самая удобная минута для выстрела. Охотник целит обыкновенно прямо в грудь и нередко кладет животное на месте. Однако случается, что оно падает только после пяти всаженных в него пуль.

Несмотря на тонкое чутье джигетая, его чаще всего удается подстеречь, когда он в ветреную погоду пасется в широком месте какой-нибудь долины и медленно передвигается». Туркмены вместо лошади употребляют на охоте верблюдов. «Я видел, – рассказывает Вальтер, – как сарыкские туркмены охотились на кулана с помощью верблюда. Заметив издали джигетая, охотник медленно гонит перед собой ничем не нагруженного верблюда, позволяя ему время от времени останавливаться для того, чтобы попастись; таким образом подходят они к намеченной дичи, по возможности на расстояние выстрела, при этом охотник тщательно избегает попасть под ветер, все время прячется за верблюда и направляет ствол ружья под грудью или шеей своего живого щита».

Выгода, приносимая охотой на кулана, довольно значительна. Киргизы и тунгусы высоко ценят его мясо. Первые сравнивают его с мясом лошади, вторые считают его особенным лакомством. По словам Вальтера, туркмены его тоже очень любят. Кожа с крупа и бедер продается бухарцам, которые из нее выделывают сафьян*.

* Шагреневая кожа из одноименного знаменитого романа Оноре де Бальзака – не что иное, как выделанная особым образом (со вдавливанием зерен) шкура кулана.

Остальную кожу разрезают и сплетают для ремней и уздечек. Кожа хвоста вместе с длинной кистью волос обладает, по поверью тунгусов, целительной силой: если больному животному дать втянуть в себя дым от сожженного на угольях куска этой кожи, оно наверное выздоровеет.

В последнее время в отечестве кулана сделано немало попыток приручить его, но полного успеха еще ни разу не достигнуто. Русинов сообщает, что некоторым киргизам удавалось время от времени поймать жеребят; они заставляли кобыл выкармливать и выращивать их. Маленькие дикари скоро привыкают к своим кормилицам, сосут их с таким же удовольствием, как собственных матерей, выказывают детское послушание, не покидают их даже в более зрелом возрасте, а свободно пасутся с домашними животными и держатся с ними вместе вблизи юрт.

Таким образом, пока они молоды и бесполезны, они возбуждают самые лучшие надежды. Однако поведение их совершенно изменяется, как только они начинают входить в полную силу. Оба кулана, которых нам показывал Русинов, пойманы были вскоре после своего рождения и выкормлены киргизскими кобылами.

Первое свое лето они провели в табуне, к которому принадлежали их кормилицы, и с ними же легко пережили зиму в холодной конюшне. Очень скоро они привыкли есть сено, овес и печеный хлеб, охотно шли на зов человека и на предложенные им лакомства, позволяли даже себя гладить и только не любили, чтобы дотрагивались до их спины.

Возмужав, однако, ни разу не допустили оседлать себя, но кусались, били задом и страшно бесились, когда хотели им надеть узду. Запрячь их в экипаж не было никакой возможности. С каждым годом становились они злее и неукротимее, так что наконец должны были отложить все попытки к приручению их.

В сказаниях и рассказах киргизов куланы играют важную роль. Одно из самых древних сказаний говорит следующее: когда-то жил один киргиз, по имени Каргер-бей, который был так же богат, как и скуп. Он умер, не оставив после себя наследников. Но его богатство все-таки никому не досталось, потому что все его стада, в знак поучительного примера соотечественникам, были превращены в диких степных животных: овцы – в сайгаков, лошади – в куланов. С тех пор те и другие населяют пустыню.

стр. 19


 

ГЛАВНАЯ | Карта сайта |

Рейтинг@Mail.ru

© 2010-2018 Animalsworld.info - «Мир животных»
Редакция сайта: info@animalsworld.info