Animalsworld – удивительный мир животных

СТРАНСТВИЯ | ЭКОСИСТЕМЫ | ДИКАЯ ЖИЗНЬ | ДИКОЕ МЕНЮ | БРЕМ : ЗВЕРИ | ПТИЦЫ | РЫБЫ | РЕПТИЛИИ | ЗЕМНОВОДНЫЕ

Общий взгляд на жизнь животных ¦стр. 5 - Animalsworld.info
Реклама
Интернет-магазин туристической литературы

Гид гурмана - путешествия по национальным кухням мира
 

ЖИЗНЬ ЖИВОТНЫХ →


Общий взгляд на жизнь животных ¦стр. 5

О пищеварении и отправлении кишечного канала мы не будем много говорить. Пищеварение у млекопитающих совершается очень хорошо, но все-таки не так быстро, как у птиц, а у животных, впадающих в зимнюю спячку, может прерываться на целые месяцы.

Пока мы занимались чисто телесной деятельностью млекопитающих, мы должны были признавать, что птицы обладают во многом большими преимуществами по сравнению с млекопитающими животными. Иначе представляется дело, если станем рассматривать душевные способности животных. Органы чувств у рыб, пресмыкающихся и земноводных развиты очень ничтожно и даже у птиц довольно ограниченно; напротив, в классе млекопитающих внешние чувства достигают самой высокой степени развития. В этом отношении они стоят гораздо выше птиц. У птиц хорошо развито только зрение, у млекопитающих – все внешние чувства. Птицы видят лучше, чем млекопитающие, так как их большой глаз благодаря внутренней подвижности отлично может приспособляться к различным расстояниям; но по развитию и деятельности других чувств они стоят далеко позади млекопитающих. У всех млекопитающих более или менее обнаруживается та всесторонность в развитии, которая в человеке достигает полного проявления, и потому млекопитающие по всей справедливости стоят во главе всего животного царства.

Осязание можно считать тем чувством, которое наименее бросается в глаза, а между тем как хорошо развито осязание у млекопитающих! Огромный кит от незначительного прикосновения к его коже немедленно ныряет; слон тотчас же замечает муху, которая садится на его толстую кожу; быку легкое царапанье между рогами причиняет чувство приятного щекотания; спящую собаку пробуждает самое тихое поглаживание. Правда, у млекопитающих осязание оказывается более слабым, чем у человека, можно сказать, по сравнению с ним они лишены этого чувства*.

* Вне всякого сомнения, чувство осязания у человека развито не сильнее, чем у других млекопитающих. Достаточно вспомнить, что некоторые звери способны охотиться в полной темноте (карликовый тушканчик) или в мутной непрозрачной воде (выхухоль), руководствуясь в основном этим чувством. Брем стоит на антропоцентрической позиции, распространенной в науке в его время, в этом и многих других случаях противопоставляя человека остальным животным.

У человека кожа обладает таким тонким осязанием, что чувствует даже легчайшее движение воздуха. Но все-таки осязание у животных развито. Осязательная способность гораздо больше в усах; снабженные ими животные осязают почти так же хорошо, как насекомые. Наша домашняя кошка, крыса и мышь очень наглядно показывают, как полезны им усы: кажется, что они лишь обнюхивают предмет; на самом деле они его ощупывают усами, а уже потом распознают посредством обоняния. У всех ночных млекопитающих усы играют очень важную роль при ночных скитаниях, они заменяют во многих отношениях более благородные чувства – зрение и обоняние. Но какого совершенства может достигать чувство осязания, знает всякий из моих читателей по своей собственной руке, достигающей высшего совершенства у художника или слепого. Рука – самый совершенный из органов осязания; она если не заменяет вполне зрение, то все-таки во многих случаях успешно играет его роль.

Чувство вкуса существует, строго говоря, в настоящем своем виде только у млекопитающих. Конечно, в слабой степени оно существует и у птиц, и у остальных позвоночных, так как один род пищи они предпочитают другому. Однако это чувство лишь у немногих птиц, например у попугаев и пластинчатоклювых, получает отдельный орган – язык, который позволяет различать вкус благодаря своей эластичности, допускающей деятельность нервов; между тем, у значительного большинства жвачных язык является настолько отверделым и недоразвитым, что совершенно не может способствовать процессу восприятия вкусовых ощущений. Иное находим мы у других млекопитающих. Здесь способность языка различать вкус замечается постоянно. Но и по отношению к вкусу человек ясно обнаруживает свое высокое развитие: довольно часто встречаются люди, которым это чувство доставляет не только приятные ощущения, но и заменяет многие душевные удовольствия, а для настоящего обжоры вся жизнь сосредоточивается в ощущении вкуса.

Чувство обоняния достигает у млекопитающих также высокой степени развития. Сравнительный обзор различных классов животных учит нас, что уже у низших животных обоняние одно из наиболее выраженных чувств: я напомню лишь насекомых, которые роями слетаются на запах цветов или издали приманиваются к падали и кучам навоза, а также на большом расстоянии различают своеобразный запах своих самок. У пресмыкающихся и земноводных, напротив, обоняние так плохо, что они не в состоянии отыскать что-либо с помощью него, хотя некоторые наблюдатели и утверждают, что змеи находят своих самок с помощью этого чувства. Между птицами мы находим многих, которые обладают хорошим чутьем, хотя рассказы, будто грифы и вороны чувствуют падаль и другие пахучие вещества на расстоянии нескольких миль, вероятно, основаны на ошибочных и недостаточных наблюдениях. В этих случаях они руководятся зрением.

Иначе обстоит дело у млекопитающих. Здесь много животных, у которых обоняние достигло поистине изумительного развития. Собака чутьем безошибочно различает среди тысячи человеческих следов следы своего господина, оставленные несколько часов тому назад; или следует за дичью по ее запаху, причем запах этот она отличает от сотни других. Хотя запах не может быть сильным, он происходит от газа, выделившегося от мгновенного прикосновения сапога хозяина или ноги животного к почве. Ясно представить себе эту степень чутья собаки просто невозможно!

Также немыслимо для нас то развитие обоняния, которое мы называем «верхним чутьем». Заяц чует спрятавшегося охотника, стоящего с наветренной стороны на расстоянии 30 шагов. Это не кажется нам таким удивительным, потому что даже наши носы, довольно сильно притуплённые воздухом комнат и всевозможными сильными ароматами, могут различать своеобразные запахи домашних животных за 10-12 шагов, а запах кабана на более значительном расстоянии. Но каким образом северный олень чует человека даже на расстоянии 500 шагов, это непостижимо, и я не поверил бы этому, если бы не знал этого из собственного опыта. Африканский слон чует следы человека, оставленные за несколько часов в открытой местности в степи, заросшей кустарником. Нижнее и верхнее чутье для нас одинаково удивительны, потому что мы сами не можем даже приблизительно достигнуть ни той, ни другой высоты развития обоняния. Замечательно, что все животные, обладающие хорошим верхним или нижним чутьем, имеют влажные носы.

В заключение я считаю нужным привести тот факт, что благоухания, приятно щекочущие малочувствительные носы, для всех животных с тонким обонянием оказываются неприятными: собака с таким же отвращением отворачивается от одеколона, как и от сероводородного газа. Лишь животные с плохим обонянием любят сильные запахи и приходят в неистовство от них, как кошка от валерианы; животные с хорошим чутьем тщательно избегают всех газов, возбуждающих нервы, даже боятся их, так как сильные запахи причиняют им боль, что, впрочем, случается и с людьми, стоящими на низшей ступени образования, так называемыми дикарями.

Чувство слуха достигает у млекопитающих такого развития, как ни в каком другом классе животных. Самое совершенное ухо птицы всегда стоит гораздо ниже, чем ухо млекопитающего. Птицы отлично слышат, это уже вытекает из их музыкальных дарований: они развлекают и одушевляют друг друга своими прекрасными песнями, и ухо их довольно чутко ко всяким звукам. Но замечательно, что лучшие певуны обладают наименее развитым ухом, между тем, для птиц с тонким слухом, каковы, например, все совы, пение певчих птиц кажется очень неприятным.

Почти то же замечается и у млекопитающих. Здесь наружное, а еще более внутреннее строение уха показывает степень совершенства слуха; но эта способность может сделаться столь тонкой, что звуки, кажущиеся благозвучными более тупым или привычным ушам, становятся для чуткого животного резкими и неприятными. У человека чувство слуха, как и чувство обоняния, развито хуже, чем у млекопитающих; но это нисколько не вредит его положению среди природы: равномерное развитие всех чувств значительно возвышает его над всеми животными.

Впрочем, о действительной остроте слуха у млекопитающих нельзя сказать ничего определенного. Мы в состоянии только говорить об относительной остроте чувства, высота его развития не допускает измерения. Несомненно, очень многие млекопитающие слышат шумы, которые мы не в состоянии различать; но насколько это простирается, не знаем. Достоверно известно, что кошка и сова слышат шум, производимый бегущей мышью, но мы не в состоянии определить, на каком расстоянии они могут отличать тихие шаги от шороха ветра. Ушан слышит, вероятно, шум от полета маленьких бабочек, о движении которых мы не в состоянии составить какое-нибудь понятие с помощью слуха; степная лисица слышит, может быть, даже ползанье жука по песку на порядочном расстоянии; олень улавливает шум шагов охотника на расстоянии 75, а может быть, и 150 метров, но все эти данные недостаточно определенны и не дают нам основания для точного измерения.

стр. 5


 

ГЛАВНАЯ | Карта сайта |

Рейтинг@Mail.ru

© 2010-2019 Animalsworld.info - «Мир животных»
Редакция сайта: info@animalsworld.info