Animalsworld – удивительный мир животных

СТРАНСТВИЯ | ЭКОСИСТЕМЫ | ДИКАЯ ЖИЗНЬ | ДИКОЕ МЕНЮ | БРЕМ : ЗВЕРИ | ПТИЦЫ | РЫБЫ | РЕПТИЛИИ | ЗЕМНОВОДНЫЕ

Семейство настоящие ящерицы ¦стр. 14 - Animalsworld.info
Реклама
Интернет-магазин туристической литературы

Гид гурмана - путешествия по национальным кухням мира
 

ЖИЗНЬ ЖИВОТНЫХ → РЕПТИЛИИ


Семейство настоящие ящерицы ¦стр. 14

Удостоверение древних, что ящерицы любят соседство людей, может подтвердить всякий, кто их хорошо изучил, так как все новейшие исследователи сходятся в том, что численность ящериц увеличивается поблизости людских селений; там же, где таковых нет ящерицы почти совсем исчезли.

Интересно описывает Гредлер ее пребывание в южном Тироле. Никакое животное не может произвести на северянина, переходящего летом или осенью через Бреннер, более сильного и разительного впечатления, чем стенная ящерица, которая там кучами населяет все солнечные места, заборы, шлагбаумы, стены домов, даже церковные колокольни до самой верхушки. Все ту земцы с замечательным равнодушием привыкают к этим неизбежным живым зверькам, шмыгающим туда и сюда, вдоль и поперек по огородам, между плодов, разложенных для просушки, или занимающихся возней и всюду сующих свою остренькую мордочку, привыкшую исследовать решительно все, что попадается на пути.

Такое добродушие со стороны человека вызывает доверие животных, так что даже живущие на свободе ящерицы берут из рук предлагаемых им червей, трепещущихся мух и т. п. Гредлер так приручил одну стенную ящерицу, что она, будучи несколько раз накормлена им, обыкновенно сама появлялась в полдень у садового плетня и до тех пор обращала в его сторону свою головку, пока не получала свою долю».

Совершенно иначе ведут себя умные создания там, где они подвергаются преследованию, как, например, по словам Эйлера, на острове Капри, тогда как на редко посещаемых человеком фаральонских скалах они так же неустрашимы, как и в Тироле.

По своим движениям, образу жизни и повадкам обыкновенная стенная ящерица напоминает большинство своих родичей с зеленой окраской. Своей быстротой, живостью и ловкостью она далеко превосходит прыткую и живородящую ящерицу. Каждое ее движение совершается быстро, хотя в то же самое время не лишено и грации.

В проворстве стенных ящериц пришлось однажды убедиться Бетхеру, когда он в первых раз взял с собой домой пять этих животных, положив их в жестянку. Закрыв в комнате все окна, он хотел вынуть свою добычу и пересадить ящериц в пригодное для них помещение. Но ему не пришлось порадоваться на своих зверьков. Удивительно быстро все ящерицы выскочили из жестянки и бросились: одна под кровать, две за книжный шкаф, скорее мчась, чем убегая, а исчезновение двух остальных так и осталось неразгаданным, и в результате оказалось, что из пяти животных ни одного не удалось снова поймать, даже ни одно из них больше не попалось и на глаза.

С быстротой молнии эта ящерица носится по прямому направлению на дальнее расстояние, так что глаз почти не в состоянии уловить те змеинообразные извивы ее тела, которые она при этом производит; но поразительнее всего она развертывает свою выдающуюся ловкость при лазании по отвесным стенам. Такой способностью лазить по стенам и домам не обладает никакой другой немецкий вид ящериц и вместо всяких ученых мудрствований и кропотливых сравнений чешуек и щитков, достаточно было бы определенного ответа на единственный вопрос: «Ты ее поймал на отвесной стене?» Малейшая неровность позволяет задерживаться ее длинным, гибким, далеко хватающим пальцам с острыми когтями, и таким образом в лазании эта ящерица в состоянии соперничать с гекконом.

С этой ловкостью в полном соответствии находится бодрость ее духа. Вследствие своей многочисленности и частью обусловленного этим общительного образа жизни, а может быть, также и из-за жадности к корму, она самая сварливая и задорная среди немецких видов и почти постоянно ссорится с другими представителями своего рода; даже и в клетке она не меняет своего характера. Она на каждом шагу дает доказательства своего замечательного для пресмыкающихся ума и вообще правильного понимания человека и существующих отношений: основательное доверие, так же как и справедливую недоверчивость, она проявляет заметнее всякой другой ящерицы, так как ни одна из них так тесно не связана с человеком, как эта.

Несмотря на это, ее все-таки удается иногда обмануть просто непостижимым образом. Эйлеру пришлось очень много потрудиться на острове Капри над ловлей стенных ящериц, которые, хотя и очень многочисленны здесь, но крайне трусливы и осторожны по отношению к человеку, а между тем, потом он узнал, что туземные мальчики применяют почти безотказное средство для ловли в каком угодно количестве этих проворных и ловких зверьков. Для этого мальчики берут длинный травяной стебелек и тонкий его конец завязывают петлей, плюют на нее, вследствие чего на этой петле образуется тонкая пленка из слюны, натянутая как в рамке.

Завидев ящерицу, они ложатся или садятся на корточки на землю, тихонько подкрадываются в таком положении к зверьку и, вытянув во всю длину руку, держат петлю над самой головой ящерицы. Она останавливается как пригвожденная на одном месте и удивленно всматривается в редкостное явление, забывая от любопытства даже свой страх, тем временем мальчик медленно притягивает к себе стебелек и сманивает с места ящерицу, затем, выждав удобный момент, внезапно накидывает петлю ей на голову.

Сначала Эйлер предполагал, что ящерицу в этом случае привлекает разноцветный блеск слюнной пленки, но впоследствии он убедился, что ее можно приманить и одной петлей без слюны. Каждый раз, когда после этого открытия на своих отдаленных прогулках он пользовался услугами сведущих мальчиков, его охота за ящерицами увенчивалась блестящим успехом. Впрочем, это удивительное искусство вовсе не составляет новейшего открытия: как нам свидетельствует одна из великолепнейших, дошедших до нас, статуй древности (Зауроктонос) оказывается, что уже 2 000 лет тому назад в южной Италии мальчики применяли совершенно такой же способ ловли.

На юге области своего распространения стенная ящерица выдерживает лишь короткую зимнюю спячку; в южном Тироле она скрывается только в декабре, и появляется снова уже в середине февраля, а на особенно солнечных местах в виде исключения показывается там и сям в теплую погоду даже среди зимы; на юго-западе Германии она шныряет на вольном воздухе, по крайней мере, до половины ноября, а в первые же солнечные дни весны опять показывается из своих зимних убежищ. Как только солнце станет греть жарче, к стенной ящерице возвращается ее бодрость и подвижность, а с полным восстановлением сил – и прежний воинственный задор.

Настоящее значение этого вполне достоверного наблюдения, вероятно, то, что у ящериц уже в раннее время года проявляется, если не стремление к спариванию, то, во всяком случае, избыток силы и драчливость, вызывающие собой те драки с поеданием хвостов, о которых только что говорилось. Всевозможная летающая и ползающая мелкая тварь: насекомые, пауки, черви, а равно, по всей вероятности, и молодые слабые экземпляры их вида и рода также составляют их пищу.

стр. 14


 

ГЛАВНАЯ | Карта сайта |

Рейтинг@Mail.ru

© 2010-2018 Animalsworld.info - «Мир животных»
Редакция сайта: info@animalsworld.info