Animalsworld – удивительный мир животных

СТРАНСТВИЯ | ЭКОСИСТЕМЫ | ДИКАЯ ЖИЗНЬ | ДИКОЕ МЕНЮ | БРЕМ : ЗВЕРИ | ПТИЦЫ | РЫБЫ | РЕПТИЛИИ | ЗЕМНОВОДНЫЕ

Семейство настоящие ящерицы ¦стр. 15 - Animalsworld.info
Реклама
Интернет-магазин туристической литературы

Гид гурмана - путешествия по национальным кухням мира
 

ЖИЗНЬ ЖИВОТНЫХ → РЕПТИЛИИ


Семейство настоящие ящерицы ¦стр. 15

Алжирский псаммодромус (Psammodromus algirits)
Алжирский псаммодромус (Psammodromus algirits)

К псаммодромусам, или визжащим ящерицам (Psammodromm), причисляются, по Буланже, все настоящие ящерицы, у которых или вовсе нет ошейника, или он обозначен весьма неясно, и у которых пальцы на ногах по сторонам не бахромчатые. От настоящих ящериц они отличаются, кроме того, большими ромбоидальными, остро-килеватыми спинными чешуйками, расположенными в виде кровельных черепиц и килем на нижней стороне пальцев, который у некоторых из четырех известных видов заменяется узелками. Бедренные железки у них имеются.

Все эти ящерицы живут в юго-западной Европе и на противоположном берегу Средиземного моря.

Алжирский псаммодромус (Psammodromus algirus) – самый большой вид этого рода, достигающий в длину 27 см, из которых 19 см приходятся на хвост. Он необыкновенно многочислен по всему северо-африканскому берегу от Туниса до Марроко, но также живет в Португалии, Испании и на юге Франции. При отсутствии всякого следа ошейника, он отличается от других видов своего рода еще своими брюшными щитками, совершенно равными по ширине и расположенными в шесть долевых рядов.

Если считать эти брюшные щитки, то туловище алжирского псаммодромуса окружено 30-36 рядами чешуек. Верхняя сторона туловища украшена блестящим бронзово-зеленым цветом, от которого по сторонам расходятся одна или две золотистые с черной каймой долевые полосы; нижняя сторона серебристо-белая с отливом в зеленое. У самцов над плечевой впадиной светится синее с черной каемкой пятно, за которым зачастую следует второе и третье, более мелкие.

Фишер находил эту ящерицу в большом количестве в Алжире, где она оживляет плетни, низкие, тернистые кустарники и известковые скалы, тогда как в южной Франции она никогда не встречается на плетнях. «В окрестностях Моннелье она избирает своим местопребыванием преимущественно «пустыри», – выветренные, растрескавшиеся известковые скалы, наполненные валунами, которые обросли вечно-зелеными малорослыми дубами, тимьяном, розмарином и можжевельником и представляют картину безотрадной пустыни.

Охота на них, столь легкая в Алжире, в южной Франции становится пробным камнем нашей ловкости. Приходится скользить на каждом шагу по рыхлым, хрупким валунам, ноги каждую минуту подвертываются, и вперед подвигаешься с большим трудом и крайне медленно, тогда как в высшей степени проворная ящерица шныряет с быстротой молнии, всюду находя случай скрыться, благодаря кустообразным, колючим группам карликовых растений, о которые только рвешь платье.

Одному эту ящерицу почти невозможно поймать; надо быть вдвоем или втроем, потому что каждую минуту теряешь ее из виду, так как она вдруг появляется там, где ее совсем не ожидал. К тому же они шмыгает так быстро, что даже ее очертание неясно видно. Улавливаешь только одну темную тень, всего яснее выдаются золотисто-желтые боковые полосы, когда на них попадает солнечный луч. Молодые значительно менее ловки, чем старые, и ловить их гораздо легче.

Ни мне, ни одному из моих многочисленных знакомых ловцов ни разу не приходилось видеть, чтобы алжирский псаммодромус при поимке прыгал на человека или даже кусал его. При схватывании его он только издает громкий крик и кусает за палец или за руку, что, однако, делают и все другие ящерицы.

Алжирский псаммодромус любит сухие, подвергающиеся действию ветра, хотя вместе с тем и очень теплые, места. В тамошних пустырях нет ни ключей, ни ручьев.

Животные, вследствие этого, могут пользоваться только росой и дождем; но так как летом в южной Франции почти не бывает дождей, то им приходится довольствоваться одной росой. По утрам их можно видеть, жадно облизывающих листья и поглощающих каждую каплю. Это самое благоприятное время для охоты, так как рано утром они еще не совсем согрелись. Час или два спустя, может быть, только напрасно придется порвать себе сапоги, платье и по царапать руки. Окончив утреннее питье, они любят распластаться на горячих от солнца известковых осколках, причем делаются совсем плоскими и широкими. Они лазают так же ловко, как и зеленые ящерицы, и влезают на кусты, именно на можжевеловые, чтобы греться на солнце. С удовольствием они также закапываются в песок, хотя не в такой степени, как ящерицы с бахромчатыми пальцами.

В неволе им необходимо устроить норки, в которые бы они могли прятаться по вечерам или в пасмурную погоду, сучки и растения для лазанья и какой-нибудь растрескавшийся камень, под который они могли бы подлезать. К сожалению, ночью они легко пугаются гекконов или каких-нибудь других ночных жителей их террариума, и тогда, как сумасшедшие, принимаются бегать кругом.

При ламповом освещении они, как правило, все выходят наружу, ложатся под свет лампы, расплываются и поступают совершенно так, как при солнечном свете. Когда лампу унесут, они зачастую остаются лежать на месте до рассвета и при этом легко простужаются. Из этого можно заключить, что умственные способности этих красивых животных, несмотря на их умные глаза, совсем невысоки.

Самая удивительная способность, отличающая их от всех ящериц, заключается в их голосе, который они издают при схватывании, а иногда также при испуге. Он звучит как довольно громкое, протяжное «тси» или «тситсии». Есть экземпляры, которые, будучи посажены в клетку или в мешок, пищат зачастую по четверти часа; другие же спокойнее предаются в руки судьбы, а иные с громким визгом бегают по террариуму и, наконец, забиваются в угол, где и остаются надолго сидеть с широко разинутой пастью, пищат и наскакивают на протянутый палец или подставленное лицо. Последнее случается больше со старыми, только что пойманными алжирскими псаммодромусами.

В период спаривания самцы зачастую, громко крича, жестоко кусают друг друга. В другое время эти ящерицы по отношении друг к другу довольно миролюбивы. В неволе при хорошем, спокойном обращении они очень скоро совершенно утрачивают свою пугливость и легко привыкают к человеку, как что их можно сажать на стол и кормить; только если их чем-нибудь вспугнуть, они быстро убегают. Вообще движения их, так же как и у настоящих ящериц, отличается спокойствием и обдуманностью. У меня есть старый самец, который совершенно спокойно лежит на коленях, ест из рук мучных червей и только медленно ползает кругом.

Зрение алжирского псаммодромуса необыкновенно остро и служит ему лучшим вспомогательным средством при охоте на насекомых и при самосохранении, так как они видят приближающегося к ним человека на дальнем расстоянии. Слух, обоняние и вкус развиты одинаково хорошо.

В корме своем они любят перемену. На свободе их пища состоит преимущественно из мелких бабочек всех видов, мух и столь бесчисленных на пустырях маленьких стрекоз. При нужде они едят также пауков, мокриц, тысяченожек и других маленьких животных. Я знаю только один случай, – заключает Фишер, – когда алжирский псаммодромус был приучен в неволе к сырому, наскобленному мясу, которое он под конец стал предпочитать всему другому. Они пьют много зараз и подолгу, но не часто».

стр. 15


 

ГЛАВНАЯ | Карта сайта |

Рейтинг@Mail.ru

© 2010-2018 Animalsworld.info - «Мир животных»
Редакция сайта: info@animalsworld.info